Перед киносеансом//Три музыканта и моя Марусечка


Купить билеты на ближайшие даты:

06 Марта (19:00)

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

В советских кинотеатрах послевоенного периода перед киносеансом выступали артисты эстрады. Как правило те, кому не повезло попасть на телевидение и большую сцену. Музыканты и артисты второго разряда. Спектакль Юрия Погребничко и Лилии Загорской — своего рода реконструкция такого концерта перед киносеансом. Из углов сцены смотрят друг на друга гипсовый пионер в ушанке и уменьшенная копия девушки с веслом, и «В парке Чаир» безнадежно распускаются бумажные розы. В главной роли — Наталья Рожкова.
Пресса
Алёна Солнцева,


Ночи Кабирии в парке Чаир

      Как и обещано в названии, в спектакле показано выступление музыкантов и певицы перед киносеансом. Такие были в ходу в те давние времена, когда зрителей, пришедших в кино, приглашали в зал звонками, как нынче делают только в театре, а до того в фойе услаждали их слух пожухшими и вышедшими в тираж эстрадными номерами. Выступление в кинотеатрах для музыкантов было предпоследней ступенькой лестницы вниз, заканчивающейся игрой на свадьбах и похоронах.

Но это все лишь долгие и не слишком важные комментарии, которые становятся совершенно ненужными, когда видишь на сцене эстрадный помост и на нем самолюбивых баяниста с гитаристом, тешащих свою профессиональную гордость в коротких соло, а в промежутках вновь уходящих на дно уничижительного смирения. И влюбленного пианиста, вытаскивающего из-под крышки своего пианино всякую дрянь, неизвестно кем туда напиханную. И его юную подружку, которая натурально краснеет от смущения, и своей очаровательной свежестью невольно подставляет этот мир бумажных цветов, давних побед, увядших амбиций.

Но главное — певицу, названную в программке Лауреаткой, утопающую в нелепом мужском костюме с бумажным плюмажем. Она не произносит ни одной реплики. Только поет, принимает заученные позы, деловито считает корешки проданных билетов, заигрывает с баянистом, потом увлекается и поет всерьез, об утраченном счастье, о том, чего больше нет, о прошедшей молодости и несбывшихся надеждах. И о любви, о любви… В сущности только о любви.

Роль Натальи Рожковой выстроена очень легко, без нажима, хотя и весьма рискованно для драматической актрисы (работавшая с ней режиссер спектакля Лилия Загорская — сама прекрасная и очень неожиданная, смелая актриса). К тому же Рожкова закончила цирковое училище, училась на клоуна и понимает, как много возможностей заключено в умении быть смешной. А она очень смешна со своими автоматическими жестами, матросской фуражкой и олимпийкой, надетой под пиджак. Она забывает слова, опаздывает со вступлением, обижается, а потом лихо — мастерство не пропьешь — вдруг выдает отчаянное и духоподьемное «Моя Марусечка! Моя ты душечка!». И так ей сочувствуешь, так ее любишь с ее круглым то ли детским, то ли старушечьим личиком, похожую и на Золушку, сыгранную Яниной Жеймо, и на Джульетту Мазину в «Дороге» и «Ночах Кабирии».

А над эстрадой висит надпись «Будь готов!», и понятно, к чему на самом деле всем надо готовиться… Из углов сцены смотрят друг на друга гипсовый пионер в ушанке и уменьшенная копия девушки с веслом, и в парке Чаир безнадежно распускаются бумажные розы, ах, Саша, ты помнишь наши встречи. Вот и все что было… Все давным-давно уплыло…

Спектакль, состоящий из песен и одного, прочитанного невзначай рассказа Уильяма Сараяна, еще и своего рода мастер-класс, демонстрирующий режиссерское искусство его постановщика, Юрия Погребничко. Несмотря на отсутствие явного сюжета (не то что пьесы, нет и подобия сценария), спектакль выстроен, ритмичен, зрительский взгляд послушен воле режиссера и следует за ней, замечая все мелкие подробности, происходящие на сцене как бы между прочим. Эти детали — сиротливо задвинутая под стул бутылка водки, увлекшийся чтением пианист, только что чистивший обрывком этой газеты ботинки, затыкающий себе ухо ватой презрительный баянист — организовывают атмосферу жизни жалкой, но и возвышенной, романтической и щемящей.

Помимо романсов 30-40-х годов по преимуществу из репертуара Петра Лещенко, исполняется одна относительно современная песня: «По аэродрому, по аэродрому лайнер пробежал как по судьбе…» Поют ее хором, дважды, и не затейливая песенка звучит неожиданно чистой и светлой лирикой, надрывающей душу и отпускающей ее умиленной и благодарной.

Все-таки странное время сегодня переживает искусство, если ради простых и полезных для души эмоций требуется сооружение столь изощренных ловушек, вроде этого по виду простого, а по сути виртуозного действа.
Читать полностью
Отзывы зрителей
Всего полтора часа длится этот "концерт". Наверняка, многие помнят о таких выступлениях в кинотеатрах перед началом сеанса, которые были очень популярны в начале и середине прошлого века. Конечно, выступали в этих концертах отнюдь не звезды первой величины.

И вот режиссер предлагает современным зрителям оказаться на таком выступлении. В зале минимум декораций: арка из двух колонн, над которыми натянут транспарант "Будь готов!", гипсовый пионер в шапке-ушанке и барабаном держит в руках полинявшую от дождя табличку "Начало в 11, 14, 17, 19, 22"; напротив уменьшенная гипсовая девушка с веслом и много цветов...

И вот начинается спектакль. Начинается он с небольшого рассказа Уильяма Сарояна о путешествии по Америке из Рено в Солт-Лейк-сити. Казалось бы, причем тут этот рассказ? В ходе спектакля это будет понятно, но я не стану раскрывать эту интригу. А потом на сцене появляется Наталья Рожкова. В костюме "сильно навырост", с какими-то нелепыми украшениями. В программке ее роль называется "Лауреат".

И есть в этой ее роли что-то от таперши из "Александра Пархоменко" в исполнении Фаины Раневской и исполнительницы романсов из "Дайте жалобную книгу" Рины Зеленой.

Наталья Рожкова в этом спектакле совершенно разная. Точнее ее глаза. Это надо видеть, потому что писать это немыслимо. С какой любовью она обнимает ведро с бумажными розами когда исполняет "В парке Чаир". А потом ведро с фиалками. Она ставит это ведро рядом с пианино. В глазах у нее такая нежность и любовь. И как эти глаза тухнут, после того, как Пианист (именно так, с большой буквы, потому что имени у него нет) ногой резко и даже с какой-то злостью отталкивает это ведро. А потом во время исполнения другой песни "Белая ночь" Пианист вместе с Гитаристом читает газету. И мы видим что все четверо ужасно надоели друг другу, изо дня в день, из года в год играть один и тот же репертуар.

А что же Лауреат? А Лауреат продолжает петь. И глаза ее меняются вместе с тем, что она исполняет. Вот она исполняет цыганские напевы или "Сашу" и "мою Марусечку" и в ее глазах пляшут озорные бесенята.

А в одном из эпизодов со сцены исчезает Наталья Рожкова и появляется Фаина Раневская. Пианист проходя мимо сует ей в руку пачку "денег" и она их радостно, не останавливая песни, начинает пересчитывать. Вот в этот момент, на мой взгляд, не хватает чтобы она бросила эти "деньги" вверх и с грустью посмотрела как они падают.

Но потом звучит романс "Хризантемы" и глаза вновь меняются. Такая в них грусть и тоска.
Сергей Александрович
       Когда меня спрашивают про театр Около, я не могу определиться с любимым спектаклем. я люблю каждый за что-то своё.
но есть два особенных, которые я смотрела больше всех: "Магадан" и "Перед киносеансом".
    Спектаклю 20 лет, идёт полтора часа, а эмоций море. я обычно смотрю, слушаю, боюсь пошелохнуться, когда сам Погребничко говорит, потом любуюсь невероятной Натальей Рожковой. а под конец, когда все поют "Проводы любви", то струна веселья лопается и приходит тоска и какая-то ужасная безысходность. а потом в музыке снова становится светлее. так вот это обычно. а сегодня, наверное, после всяческих раздумий о том, что происходит вокруг, после своей рефлексии, самоедства, у меня было такое настроение, что после веселья, на этих "Проводах.." я заплакала. сижу реву, слушаю, сама про своё думаю, а там ещё текст такой... но все равно потом опять - музыка и свет.
      Поклоны после спектакля - это отдельный моноспектакль Рожковой. удивительная актриса, конечно. когда она выходит, уже сложно смотреть на кого-то ещё, абсолютно со сценической энергией, настоящая и живая. я таких знаю немного из тех, кто теперь.. впрочем, это уже совсем другая история.

"Моя Марусечка! а жить так хочется!.."
хочется.
Оля Владимирова
Как же я люблю Московский театр "Около дома Станиславского"! Здесь работает целый отряд Волшебников во главе с Юрием Николаевичем Погребничко, которые создают восхитительные, завораживающие спектакли!
"Перед киносеансом/Три музыканта и моя Марусечка". Подумать только, в этом году спектаклю исполнился 21 год!!! Совершеннолетие! Артисты на сцене существуют так вдохновенно, что складывается ощущение, что ты смотришь премьеру!
"Перед киносеансом" - прекрасный, тонкий спектакль, в котором текст рассказа Уильяма Сарояна соединён с песнями, которые когда-то давным давно звучали в кинотеатрах перед началом фильма.
Этот спектакль уникален тем, что можно просто слушать песни, а можно наблюдать за взаимоотношениями в коллективе музыкантов.
Наталья Рожкова - удивительная артистка, сочетающая в себе комизм и драму одновременно! Сплошное удовольствие слушать её чарующий голос и наблюдать за каждым жестом, мимикой и пластикой!
Человек - камертон своей судьбы и от того, с какой ноты начинается каждый твой день и зависит ощущение счастья. Полтора часа пролетели как одно мгновение. Прозвенел третий звонок и все разошлись смотреть кино... кино своей жизни.
Tanja Milenović-Kosturkov
Оставьте свой отзыв
 
 
 
Поделиться